Рыбе-Лис
Да шо ж вы так убиваетесь! Да вы ж так не убьетесь!
Перетаскиваю к себе свои надаренные сокровища. В порядке Дарения - ибо все любимым, все порадовали страшно. Глядите и радуйтесь вместе со мном-мном-мноммм


25.12.2013 в 10:05
Пишет Lady Galadriel:



для Рыбе-Лис: "Tá grá agam duit"

Андерс захлопнул крышку лэптопа, устало вздохнул и сладко, до хруста в позвонках, потянулся всем телом. Это был самый тяжелый рабочий сочельник на его памяти. Героическим усилием воли отпустив Дон еще в обед, он остался, чтобы закончить все дела и теперь чувствовал себя выжатым как лимон. Что ж, тем приятней были мысли о том, что впереди у Андерса маячило несколько выходных дней, поскольку вновь открыть офис он собирался только после новогодних праздников. И раз уж зашла речь об этом… Рождество уже завтра, и Джонсоны собирались устроить по этому поводу небольшие “семейные посиделки”: взять побольше пива и ребрышек, съездить на побережье и устроить там барбекю. И можно будет попробовать уговорить Тая насыпать немного снега, ведь какое может быть Рождество без снега, да и Митчелл наверняка придет в восторг.

Митчелл… При мысли о вампире Андерс улыбнулся. Сегодня они собирались отметить праздник только вдвоем. Ничего грандиозного - Митчелл вызвался приготовить к его приходу ужин и уже успел закидать Андерса смс с вопросами, когда же он, наконец, объявится и угрозами начать без него.

Телефон в очередной раз пиликнул, оповещая о новом принятом сообщении, вырвав Андерса из потока мыслей. “Если тебя не будет здесь через десять минут, останешься без десерта в праздничную ночь!”

Блондин ухмыльнулся, пора была собираться домой.

***

Дверь родного дома встретила Андерса венком из еловых веток, лент и колокольчиков. Видимо Митчелл, поддавшись праздничной атмосфере, решил немного украсить их жилище. Все еще не опасаясь подвоха, Андерс открыл дверь, вошел внутрь и буквально остолбенел. “Немного украсить” на поверку выглядело так, будто его бойфренд ограбил магазин с новогодними украшениями. Куда ни кинь взгляд, на всех доступных поверхностях стояло/лежало/висело нечто блестяще-шуршаще-яркое, превращая апартаменты любителя минимализма и хайтека в будуар какой-нибудь кокотки из “Мулен Руж”. С потолка то тут, то там свешивались ветки омелы (вот конкретно против этой традиции Андерс не возражал). А в гостиной его встретила большая, живая (“Проклятье! Это же будет куча осыпавшихся иголок на полу!”) ель, уже наряженная и украшенная вифлеемской звездой на макушке.
Кинув беспомощный взгляд по сторонам, Андерс в ужасе уставился на аквариум - Митчелл не пощадил даже его любимцев, буквально обмотав мишурой их стеклянный домик. Последний, кстати, не замедлил появиться, выйдя из спальни с коробкой гирлянд, и со счастливой улыбкой кинулся обнимать Джонсона. Что он ими там декорировал, Андерс боялся даже представить.

“Ну, наконец-то, - промурлыкал вампир, целуя его в местечко под ухом. – Я уже начал опасаться, что ты решил встретить Рождество на работе”.

“Джон, - предпринял робкую попытку Андерс, - тебе не кажется, что…”

“Тебе нравится, как я украсил дом? - перебил вампир. - Ты знаешь, в этих магазинах столько всего красивого, аж глаза разбегаются, я просто не мог удержаться. А ель? Я помню-помню, ты хотел поставить искусственную, - он замахал руками на открывшего было рот блондина, – но это же совсем не то, понимаешь. Она не такая, какой должна быть правильная рождественская ель, и от нее нет этого вкусного запаха, и никакой ведь радости, согласись”.

“Митч, что ты сделал с моим аквариумом?”

“А? Тебе разве не нравится? Я решил, пусть у твоих ненаглядных рыб тоже будет праздничное настроение. Кстати, я купил им от нас с тобой подарок. И даже успел подарить”.

Вампир ухмыльнулся. Андерс с замирающим сердцем подлетел к аквариуму, пытаясь сквозь слои мишуры разглядеть какие еще ужасы Митчелл успел сотворить с его любимцами. “Подарок” обнаружился довольно быстро – небольшой красивый замок для золотых рыбок теперь стоял в окружении водорослей. Судя по тому, как рыбки то вплывали, то выплывали из него, подарком они остались вполне довольны.

“Ну как? - сзади к шее прижались прохладные губы, кончик носа зарылся в короткие волоски на затылке. – Не будешь меня ругать?”

“Не буду, - Андерс развернулся, заглянул в хитрющие глаза напротив и, не удержавшись, погладил по щеке. - И за то, во что ты превратил дом - тоже не буду”.

Митчелл тихо хихикнул: “Сознаюсь, мелькала мысль, что где-то я переборщил”.

Он поймал ладонь Джонсона, прижался к ней губами.

“Пойдем, я хочу накормить тебя ужином, до того, как он окончательно остынет”.

“А можно мне сначала мой десерт?” - Андерс сощурился и нарочито медленно облизал губы.

Митчелл только шире заулыбался и покачал головой. “Нет, как бы заманчиво не звучало это предложение. Я не могу допустить, чтобы ты умер от голода. Поэтому, сначала ужин - потом десерт. В конце концов, я специально для тебя старался – ты меня совсем не ценишь!” Последнюю фразу вампир произнес писклявым девичьим голоском, сделав огромные жалобные глаза. Блондин зашелся в приступе хохота.

“Ладно, черт с тобой, вымогатель, ты выиграл! Но я тебе позже все припомню!”

“Как пожелаете, господин мой Браги”, - церемонно поклонился Митчелл и потащил хохочущего Андерса за стол.

***

Андерс выплыл из полудремы от того, что кто-то мягко, но настойчиво покусывал его за ухо.

“Митч, - сонно пробормотал он, - что такое?..”

“Счастливого Рождества, мой ангел”,- был ему ответ и, действительно, часы на прикроватной тумбочке показывали полночь.

“Счастливого Рождества”.

Они целовались медленно, не спеша, все еще немного уставшие после случившегося «десерта». Было просто хорошо вот так лежать: обнимая, поглаживая, лаская друг друга руками и губами. И знать, что и эта ночь, и еще множество следующих за ней – только для них двоих. Только ради того хрупкого, нежного, что есть сейчас между ними, и что они намеревались сохранить на долгое-долгое время.

Наконец, Митчелл отстранился и внимательно вгляделся в лицо Джонсона.

“Я хочу тебе кое-что дать”.

“Еще один рождественский подарок?” - улыбнулся Андерс.

“Нет, не совсем…”

Митчелл взял его левую ладонь в свою, потянулся за чем-то под подушкой, и Андерс почувствовал, как что-то гладкое скользит по его указательному пальцу, что-то подозрительно похожее на… кольцо Митчелла.

“Джон?..”- Андерс понадеялся, что выглядит и звучит не слишком растерянно.

“Я знаю, все эти атрибуты матримониальных отношений пугают тебя, но это не то. Я просто… Я хочу, чтобы у тебя было что-то мое. Что-то, на что ты мог бы смотреть и вспоминать меня, когда меня нет рядом. У меня не так уж много личных вещей и выбирать особо не из чего, поэтому… Ты можешь даже не носить его, я просто буду знать, что оно у тебя и…”

“Джон, - мягко перебил его Андерс, беря обе ладони вампира в свои, - мне не нужно ничего такого, чтобы вспоминать о тебе. Я и так думаю о тебе постоянно. Но это, – он посмотрел на широкий ободок кольца, - если это так важно для тебя, я с радостью буду носить его. Черт, Джон, ради тебя я даже готов купить нам парные кольца, и мы будем носить их вместо обручальных, если захочешь! Только скажи”.

Митчелл заулыбался и, подозрительно блестя глазами, ткнулся лбом в лоб Андерса.

“Tá grá agam duit, - прошептал он, касаясь губами губ блондина. - Если бы ты знал, как сильно…”

“Я тоже, Джон. Я тебя тоже”.


URL записи

@темы: И Пусть Смауг Удавится